Интеллектуальная лихорадка

В высшей школе Иркутской области происходят тектонические сдвиги. С конца 2015 года ее лихорадит. Все началось с объявления Минобром конкурса на создание опорных вузов в регионах, на который Иркутск заявку не подал. С этого момента студенты иркутских вузов, и без того сидевшие на пороховой бочке, вообще потеряли всякий покой. Чего стоит только лишение Рособрнадзором государственной аккредитации по 13 направлениям Евразийского лингвистического института в Иркутске — филиала Московского государственного лингвистического университета. И если обывателю происходящие события кажутся неожиданными и даже пугающими, то, по мнению научного сообщества, это вполне закономерный процесс. Таким образом, появившиеся в большом количестве наспех состряпанные учебные заведения, штампующие никому ненужных юристов и экономистов, отправляются, куда и следует – на свалку истории.

А вузы, представляющие классическую школу, должны объединяться, создавая новые образовательные конгломераты, где студентам смогут обеспечить качественное образование. Однако эту задачу без диалога региональной власти с федеральной никак не решить. Его придется вести неизбежно и при этом сменить эмоциональную тональность на конструктивную и взвешенную. Иначе можно вообще последнее потерять.

— Когда Рособрнадзор отказывает кому-то в аккредитации, это больно. Но иногда приемы лечения очень болезненны, — считает первый заместитель губернатора Иркутской области Виктор Игнатенко. — Надо признать, что в 90-е годы образовалось множество вузов, которые из-за недостатка финансирования были вынуждены зарабатывать на всем. На какой-то период времени можно было на это закрывать глаза, но сейчас этого делать нельзя. Мы должны понимать, что нам нужно качественное образование.

Горячий спор о будущем иркутской высшей школы и кризисе высшего образования развернулся на заседании Байкальского дискуссионного клуба, которое состоялось 21 мая. Именно здесь Виктор Игнатенко назвал объективным процессом гибель неэффективных вузов, которым Рособрнадзор отказывает в государственной аккредитации. По его словам, сейчас необходимо задуматься о качестве образования, поэтому в ближайшие годы нас ждет массовая гибель неэффективных вузов.

В первую очередь это те высшие учебные заведения, которые бездумно готовят юристов и экономистов. Нужды в них на рынке труда нет никакой, и уровень их профессиональной подготовки вызывает большие сомнения. В связи с этим объединение вузов и ликвидация неэффективных учебных заведений – процесс объективный и, более того, полезный. «Но здесь должен быть не механический подход, как с созданием опорных вузов, который, по моему мнению, неудачный, — пояснил заместитель губернатора. – Он основывается на добровольной самоликвидации вузов, а кто на это пойдет? Это перекладывание тяжелого бремени принятия решения на ученые советы вузов и региональную власть, которая полномочий никаких серьезных не имеет. Думаю, следующий конкурс в таком виде проводить нельзя».

Как отметил Виктор Игнатенко, сейчас стоит задача создания очень сильных и мощных вузов на основе объединений, но под это нужно готовить индивидуальные очень серьезные проекты и программы. «Причем не для механического слияния, а для получения нового качества высшего учебного заведения, а для этого нужны очень серьезные деньги. Это показывает мировой опыт», — отметил замгубернатора.

Долой амбиции

С Виктором Игнатенко был солидарен ректор Иркутского государственного университета Александр Аргучинцев. Он посетовал на то, что в результате присоединения к вузу Восточно-Сибирской государственной академии образования качество профессиональной подготовки в Иркутском государственном университете снизилось. Дело в том, что в педагогической академии было много бюджетных мест, и это привело к тому, что на обучение принимались практически все абитуриенты, которые превысили пороговое значение ЕГЭ.

«В результате вузы Иркутска стали деревенскими вузами, то есть у нас более 50% поступающих не из Иркутска, а из районов Иркутской области и из Бурятии. При этом многие из Братска ориентированы на Сибирский федеральный университет в Красноярске, — сказал Александр Аргучинцев. – То есть речь идет о реальном оттоке молодых кадров, вопрос, с кем мы будем строить инновационную экономику в регионе?»

По мнению ректора, тестирование учителей по математике, которое проводило региональное министерство образования, показывает безрадостные результаты. Так, к примеру, два года назад 60% учителей, преимущественно в сельской местности, не смогли решить из части С в ЕГЭ ни одной задачи по математике. По мнению Александра Аргучинцева, необходимо приложить колоссальные усилия, чтобы, используя потенциал университета, добиться повышения качества подготовки учителей. На это потребуется не один год, а пять лет или более.

Основываясь на безрадостных реалиях современной высшей школы, Александр Аргучинцев призвал власти Иркутской области разработать и принять целенаправленную, согласованную с федеральными властями стратегию по развитию в регионе высшей школы, без которой невозможно строить инновационную экономику. По его мнению, в сложной финансовой ситуации, так или иначе, придется определяться с приоритетами и поддерживать только те вузы, выпускники которых действительно нужны региональной экономике и обществу. По его мнению, невозможно поддерживать все вузы, многие из которых возникли относительно недавно, на коммерческой основе и имеют весьма сомнительную репутацию.

«Можно долго биться на уровне всех ректоров, критиковать вещи, связанные с объединением и прочим, но без целенаправленной региональной политики, согласованной с федеральными властями в области высшего образования, я думаю, реальных серьезных скачков в развитии и региона, и вузовской системы мы не добьемся, — считает Александр Аргучинцев. — Мы столкнулись с преобразованиями и оказались на каком-то острие, особенно с конца прошлого года. Естественным образом они затронули изменения в системе высшего образования, которые проходят в стране. Если мы хотим оставаться в системе мирового образования, занимать там какие-то ведущие позиции, если мы говорим о развитии региона, то, так или иначе, мы должны следовать существующим тенденциям».

По мнению ректора, нельзя продолжать вариться в рамках собственного вуза, потому что это сделает иркутские вузы неконкурентоспособными.

Для разработки стратегии развития высшей школы, по мнению ректора, также необходимо понимать перспективы развития экономики Иркутской области и соответственно потребность в кадрах. Как считает Александр Аргучинцев, проблема заключается в том, что большинство крупных предприятий региона принадлежит федеральным корпорациям и, следовательно, в этом вопросе также не приемлем местечковый подход. «Речь идет о глобальных вещах в данных направлениях», — убежден ректор.

Шоковая встряска

Из-за того, что иркутские власти явно без восторга отзывались о втором этапе реформы высшей школы, которая заключается в создании опорных вузов, приглашенный на заседание дискуссионного клуба московский чиновник, начальник отдела департамента государственной политики в сфере высшего образования Министерства образования и науки Российской Федерации Денис Пономарев вынужден был оправдываться. Он объяснил: идея создания опорных вузов была нужна Министерству образования РФ для того, чтобы вызвать региональные власти на диалог и сотрудничество в вопросах реформы высшей школы. Денис Пономарев признался: чтобы сдвинуть процесс реформирования с мертвой точки, надо было применить шоковую терапию. Только так можно было запустить процесс реформ в системе высшего образования, подвигнуть руководство вузов к этим изменениям, подключить к этим процессам субъекты федерации, чтобы региональные власти включились в процесс реформы высшей школы.

И вот итог получился ожидаемый. Денис Пономаренко назвал его первым положительным результатом. «Мы считаем, что у нас это получилось, потому что региональные власти начали задумываться о том, как развивается высшее образование на их территории, — сообщил Денис Пономарев. — Требование объединения вузов в том числе давало нам возможность посмотреть, какие команды вузов готовы к изменениям. Попытки что-то поменять в сложившейся структуре организаций часто встречают серьезное сопротивление со стороны коллективов, которые всем довольны и не хотят что-то менять».

По мнению Дениса Пономарева, первый конкурс на создание опорных университетов показал, что 11 пар вузов, которые прошли его, готовы к кардинальным изменениям. «Они готовы отодвинуть на задний план амбиции руководителей образовательных организаций, готовы объединять коллективы, готовы искать и реализовывать какие-то прорывные решения», — считает начальник отдела департамента.

В итоге 18 мая состоялась защита разработанных программ опорных вузов, которые прошли первый конкурс. Также обсуждались сроки проведения второго и третьего этапов конкурса на создание опорного вуза. «Ранее предполагалось, что второй этап пройдет в 2016 году, а третий в 2017-м, по итогам которых будет создано 80 опорных университетов, — рассказал глава отдела. – Сейчас первый конкурс состоялся, мы в самом начале реализации проекта. Есть желание посмотреть, какой будет результат у этих первых 11 вузов к началу следующего года. Мы проанализируем, произойдут ли те изменения, на которые мы рассчитываем, будут ли они такими, какими мы их себе прогнозировали. Возможно, мы выявим какие-то ошибки в нашей работе».

На основании этого Минобр примет решение, в каком виде и когда состоится второй этап. «С большой вероятностью, второй этап будет в 2017 году. Но здесь нужно учитывать, что есть еще экономическая ситуация в стране, многое зависит от денег. Главный вопрос, в каком состоянии мы подойдем к 2017 году», — отметил Денис Пономарев.

Создание опорных вузов в регионах является вторым этапом реформы образования, в результате которой бюджетным финансированием будут поддерживаться только три вида вузов. Первый из них — федеральные университеты, которых на сегодня образовано 10 в 9 федеральных округах России, в СФО это Сибирский федеральный университет, созданный на базе Красноярского госуниверситета, присоединившего еще четыре крупных института. Второй — национальные исследовательские университеты, которых утверждено 29 по стране, включая ИрНИТУ. Третий вид — так называемые опорные университеты регионального значения, конкурс на создание которых начался в октябре 2015 года. Завершение первого тура, когда принимались заявки, состоялось 18 декабря 2015 года.

Чтобы получить статус опорного вуза, необходимо представить на конкурс программу стратегического развития и региональную концепцию кадрового развития территории, но главным условием должно быть объединение всех передовых ресурсов образовательной базы региона вокруг одного вуза. Государство намерено оказывать усиленную поддержку такому вузу в течение первых трех лет, до 200 млн рублей в год, однако региональные власти обязаны софинансировать утвержденные ими региональные программы кадрового развития. В течение последующих двух лет опорные вузы должны будут финансировать эти программы самостоятельно, но им будут увеличены квоты на бюджетные места и иностранных студентов за счет других вузов, у которых не будет статуса опорного вуза.

За пять лет, которые отводятся на реализацию программы становления, опорный университет должен выйти на выполнение семи основных показателей. Они таковы: студентов, обучающихся на дневных отделениях, должно быть не менее 10 тысяч, и обучаться они должны как минимум по 20 дисциплинам. Преподавателей с учеными степенями должно быть не менее восьми человек на сотню учащихся, научные исследования должны составлять не менее 150 тысяч рублей на одного научного работника, а собственные доходы вуза составлять не менее 2 млрд рублей.

Магистратура и аспирантура будут сохранены только в этих трех видах университетов, поскольку только в них останутся диссертационные советы и продолжится финансирование научных проектов и изысканий. Только этим вузам обещают казенные деньги на обновление материально-технической базы, на фундаментальные и прикладные исследования. Все остальные учебные заведения останутся исключительно в коммерческом статусе, но самое главное, в них сократятся программы обучения, для которых требуется государственная аккредитация. Фактически это означает, что данные учебные учреждения станут средними специальными образовательными. Разумеется, что требования государственной аккредитации ужесточатся, о чем Минобрнауки уже однозначно предупредило.

Валерия Батутите 

Комментарии

Вы можете оставить свой комментарий, заполнив форму:

Укажите свой телефон или email. Данные не публикуются.
Золото. Курс в евро, долларах и гривне.