В России все же случился бум кредитования – теневой экономики

 Несколько отраслей экономики РФ отличились в этом году взрывным ростом кредитования. Транспорт и связь, строительство, торговля, сельское хозяйство – заемный капитал в эти сферы потек рекой, следует из обзора Центробанка (ЦБ). Кредиты пока не сказались на динамике отраслей. Вопрос, на что идут деньги, остался открыт. 

Строительство пытается выйти из кризиса за счет наращивания долгового бремени. Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru


В некоторых сферах российской экономики в этом году случился кредитный бум. «Очень высокие темпы роста за девять месяцев текущего года относительно других отраслей показало банковское кредитование компаний транспорта и связи», – сообщают в своем обзоре банковского сектора специалисты Центробанка (ЦБ). За указанный период прирост кредитования составил 34%.

«Во многом это обусловлено продолжающимся замещением валютных иностранных кредитов рублевыми кредитами российских банков, а также реализуемыми крупнейшими компаниями этой отрасли долгосрочными инвестиционными программами», – поясняет регулятор.

«По темпам прироста за девять месяцев текущего года портфель кредитов строительному сектору – на втором месте (плюс 11,2%)», – продолжает ЦБ. Как сообщается, «в текущем году портфель кредитов строительным компаниям показывает высокие темпы роста, в том числе за счет эффекта низкой базы (в 2015–2017 годах портфель сокращался)». Рост банковских кредитов происходил на фоне снижения ввода в эксплуатацию жилых домов, связанного, как считают в ЦБ, с прошлой недофинансированностью отрасли.

На третьем месте по темпам прироста – кредитование торговых организаций: рост на 10,5% за девять месяцев. И это, по мнению ЦБ, «во многом обусловлено продолжающимся ростом реальных располагаемых доходов населения и реальной среднемесячной начисленной зарплаты».

За пределами тройки лидеров сельское хозяйство. Хотя оно тоже продемонстрировало высокие показатели – рост кредитования на 9,4% за девять месяцев. Такая динамика зафиксирована «на фоне роста инвестиций в основной капитал, реальных доходов населения, эффекта импортозамещения».

Но бум кредитования не привел эти отрасли к особым экономическим успехам. По данным Росстата, в январе–сентябре в целом строительство (включая нежилищное) сократилось на 0,7% в годовом выражении. Отдельно взятое жилищное строительство упало за указанный период на 1,9%. Сельское хозяйство сократилось на 3,3%.

В других отраслях зафиксирован скромный рост, не соответствующий динамике кредитования. Так, объем услуг в сфере телекоммуникаций увеличился в январе–сентябре на 0,6% к тому же периоду прошлого года. Грузооборот транспорта вырос на 2,9%. Пассажирооборот транспорта увеличился примерно на 6%. По отдельным видам транспорта наблюдался спад. Оборот розничной торговли вырос за указанный период на 2,6%.

Опрошенные эксперты согласились лишь с некоторыми причинами кредитного бума, которые приводит ЦБ. Можно согласиться с такими факторами, как эффект низкой базы и пока еще благоприятный момент для того, чтобы перекредитоваться из валюты в рубли, перечисляет доцент Академии при президенте Сергей Хестанов.

Однако утверждение, что драйвером кредитования стал рост доходов населения, весьма сомнительно, обращает внимание ведущий аналитик Amarkets Артем Деев. Ранее реальные доходы населения уже падали четыре года. В этом году падение возобновилось: мы его увидели в годовом выражении по итогам августа и сентября (в целом по итогам января–сентября пока еще есть рост). «В будущем ситуация ухудшится, негативное влияние на реальные доходы окажет увеличение налога на добавленную стоимость», – замечает Деев.

Но самый главный вопрос: почему динамика отраслей не коррелирует с приростом кредитования? Начнем с формальных объяснений. Во-первых, ЦБ дает статистику кредитования за период с января по сентябрь включительно. А в отчетах Росстата приводится динамика либо в годовом, либо месячном выражении. Так что эти данные можно сравнить лишь с некоторыми оговорками.

Однако если учесть, что ЦБ и сам указывает в некоторых случаях на эффект низкой базы, это значит, что в прошлые годы объемы кредитования были значительно ниже и что мы имеем прирост в том числе в годовом выражении. Но он не помог отраслям преодолеть спад или стагнацию.

Во-вторых, некоторые эксперты обращают внимание на сдвиг по времени между привлечением капитала и непосредственно ростом выпуска. «Эффект от роста кредитования не может быть мгновенным. Если оно связано с финансированием капитальных затрат, то в розничной торговле лаг может быть около трех месяцев, а в промышленности – год и более. В сельском хозяйстве ярко выражен фактор сезонности, а в строительстве производственный цикл не привязан к календарному», – поясняет начальник управления компании «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. 

Но есть и другие объяснения. «В России огромный объем теневой экономики. Так что проблема может быть не только в подсчетах и интерпретации, но и в самих данных. При такой высокой степени непрозрачности ведения бизнеса доверять статистическим данным можно лишь со многими поправками», – считает первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров Тамара Касьянова.

Буквально неделю назад Центробанк впервые обнародовал информацию о секторах экономики, сформировавших основной спрос на теневые финансовые услуги в РФ. Как поясняли в ЦБ, речь идет об операциях по обналичиванию или выводу денежных средств за рубеж в целях ухода от уплаты налогов, в коррупционных целях и т.п.

По итогам первого полугодия 2018-го самой непрозрачной отраслью стала оптово-розничная торговля. На нее приходится 33% от общего объема оказанных экономике теневых финансовых услуг. В данном случае имеется в виду торговля как строительными и промышленными товарами, так и товарами народного потребления. Также в тройке непрозрачных отраслей оказались строительство с долей 30% и сфера услуг (кроме логистики) с долей 21%.

Хотя некоторые эксперты призывают быть осторожнее с выводами. «Не каждый кредит идет на развитие, но это не означает, что средства обязательно задействованы в теневом секторе. Они могут закрывать финансовые дыры. А на сторону средства уходят в основном через непрозрачные и неконкурентные госзакупки (в случае с госкомпаниями)», – уточняет директор Института актуальной экономики Никита Исаев. «Нельзя исключать непрозрачные схемы применения ряда кредитных средств, – говорит старший аналитик компании «Альпари» Анна Бодрова. – Однако с каждым годом сделать это становится все сложнее из-за многоступенчатой системы отчетов и надзора».

«Если рост кредитования не сопровождается увеличением выпуска продукции или услуг, это означает, что частично кредиты могут идти на погашение предыдущих кредитов, частично на коррупционную составляющую в отрасли (это не редкость), частично – на инвестиции, которые не дают немедленной отдачи», – поясняет управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. По его мнению, «часть кредитов может выдаваться просто от необходимости разместить свободные средства, к тому же во многих отраслях есть административное давление государства на банки, побуждающее их кредитовать «правильные» компании по выгодным ставкам, и такие кредиты не приводят к бурному росту компаний».

Ссылка: http://www.ng.ru/economics/2018-11-19/1_4_7442_credit.html


Комментарии

Вы можете оставить свой комментарий, заполнив форму:

Укажите свой телефон или email. Данные не публикуются.
Золото. Курс в евро, долларах и гривне.